Первый спортивный истоник новостей

Беседа с дзюдоистом Александром Михайлиным.

Беседа с дзюдоистом Александром Михайлиным.

Александр Михайлин

– Александр, вы являетесь обладателем большого числа титулов, победителем международных турниров, призером Олимпиады. Вы почувствовали вкус победы. А что значит для вас победа?

– Я, наверное, необычно отвечу на этот вопрос. Когда я стал призером Олимпиады, приехали ко мне журналисты брать интервью – и увидели, что олимпийская медалька лежит под кроватью: дети ею играли. Они были шокированы: «Вы что?! Это же олимпийская медаль!» Но у меня отношение к медалям всегда было такое: медаль – ну и медаль. Возможно, поэтому их и было достаточно много.

Любые соревнования для меня – это своего рода самостоятельная работа, или – в зависимости от сложности и серьезности этих соревнований – экзамен, или выпускной… На протяжении спортивной карьеры у тебя получается много этих самостоятельных работ и экзаменов. И если ты выполнял свою работу правильно, то ты экзамен или самостоятельную сдал. Поэтому я, наверное, больше разочаровывался, когда проигрывал, чем радовался, когда выигрывал: для меня медаль – это было в порядке вещей. Если это было 2-е или 3-е место, я мог ехать в машине с женой, обсуждать, что было не так, почему я стал не первый, а второй. Такое – было. А когда выиграл – это нормально. Вот такое отношение к чемпионству.

Любой спортсмен чемпионом себя чувствует, пока стоит на пьедестале и пока играет гимн его страны. Потом это уже история

Любой спортсмен чемпионом себя чувствует, пока стоит на пьедестале и пока играет гимн его страны. Потом это уже история, ты уже не чемпион, это уже прошлое.

– С вашей точки зрения, как вообще нужно относиться к победам – в спорте, в жизни?..

– Победа – это здорово всегда! Когда ты выигрываешь, это хорошо. Но тут такое соседство с тщеславием… Когда люди начинают тебя почитать, с этим можно не справиться.

Везде есть азарт. И в детстве: кто быстрее прибежит и т.д. – без медалек, без всего этого антуража, но были же эти соревнования друг с другом. А теперь твоя победа – это признание того, что ты лучший в своей работе. И это замечательно.

– Вы упомянули тщеславие. Действительно, некоторые спортсмены поддаются этому искушению, называемому «звездной болезнью». Было ли у вас такое? И как это преодолевать?

– Было. Это надо пережить. Самому пережить. Хоть и говорят, что умные учатся на чужих ошибках, но это ерунда: пока сам это не пройдешь – не поймешь, что с тобой происходит. Все тебе кажется: нет, мне такое не грозит…

А если быть откровенным, то скажу так: всю эту «звездную болезнь» накручивают непосредственно журналисты, пресса и те люди, которые начинают тебя почитать. Вот спортсмен выиграл – это здорово. И он так думает: «Здорово! У меня медалька!» И тут начинается: «А чувствуете ли вы, что вы такой-разэтакий красавец-молодец?!»; «Ой, смотрите, это он пошел! Он!!!» Пару-тройку интервью у тебя взяли, на телевидение пригласили, везде тебе: «Ты – звезда», – всё! Человек через месяц, через два после своей олимпийской победы, когда у него уже были интервью, совсем другой, не такой, каким был прежде, до всего этого шума. Из него те, кому это надо было, сделали то, что хотели. Избежать этого невозможно, тут уже каждый справляется сам. Главное – насколько быстро ты справишься.

Я в 2001-м, наверное, поймал эту звездность. В 21 год еду на чемпионат мира и в двух весовых категориях – в тяжелой и абсолютной – выигрываю. До меня такой результат был только у четырех людей: у трех японцев и одного француза. То есть я – пятый в истории этого первенства, а в России – единственный такой. И действительно, попал в звездность. И – всё поехало. Была Универсиада в Китае, я выхожу в финал – и в финале проигрываю парнишке. Да, в командном зачете мы выигрываем, мы первые – но в личном я второй. И вот едем мы после соревнований в гостиничном лифте, заходит женщина из оргкомитета и у нашего тренера спрашивает: «А где ваша звезда? Боролся сегодня?» А я рядом стою. Тренер говорит: «Да, боролся. Вторым стал». И она так посмотрела… «Для него это то же самое, как проиграл». И меня как ударили – и всё на место встало: ты понимаешь, что да, ты «звезда», но стоило только стать вторым, как тебя быстренько люди опустили с небес. «О-о, для него это то же самое, что поражение». После этого я уже не «звездился», понимал, что значит эта «звездность».

– Спорт совершенствует, прежде всего, тело, физическую составляющую человека. Входит ли это в какое-то противоречие с его духовной жизнью? Может ли как-то ей помешать? Или же тут некое соработничество между телом и душой?

– У каждого вида спорта своя философия. Я занимаюсь дзюдо – это слово переводится как «гибкий путь», то есть всё должно быть так плавненько, нежненько… И среди единоборств дзюдо, наверное, один из самых интеллектуальных видов спорта. Можно ведь обладать огромной физической силой, но это не будет значить ровно ничего. Важна техника боя, а техника – это все-таки голова. И нужно не только здоровое тело иметь, но и голову на плечах. И это уже говорит о духовном развитии. Нужно соображать, а не просто тупо выполнять какие-то механические действия.

У нас интеллектуальный вид спорта. Дзюдо – это своего рода шахматы на ковре

– Наш президент тоже увлекается дзюдо. И говорит, что это занятие не для тела, а для ума. Не могли бы вы прокомментировать эти его слова?

– Дзюдо – это своего рода шахматы на ковре. Ты с противником как бы играешь в шахматы. В шахматах ты обманываешь соперника, заставляешь его сделать так, как тебе нужно, чтобы он пошел, допустим, пешкой вот туда, а там ты бы его ферзем «пригрел»… Точно так же и в дзюдо: заставляешь противника сделать шаг в нужную тебе сторону или реагировать на твою атаку так, чтобы ты смог провести свой прием. Не имея ума, такие сложные комбинации тяжело сделать. Так что да, у нас интеллектуальный вид спорта.

А перед боем ты соперника изучаешь, смотришь его схватки, изучаешь, что он может, а чего не может. Вот в 2012 году на первенстве Европы я в финале боролся с венгром. Спортсмен этот сильный, и я у него схватки до этого выигрывал, и он у меня выигрывал. Я знал, что когда я беру захват первым, ему это удобно, и он иногда меня обыгрывал на этом. И я решил изменить тактику: чтобы он брал первым захват. Схватка длилась 30 секунд, я выиграл.

Голову надо включать для того, чтобы выигрывать. Поэтому и просматриваешь бои других, смотришь, как лучше с точки зрения тактики, стратегии. Как в шахматах, где есть «сицилианская защита» и другие комбинации. Похожего много.

– Мы заметили, смотря трансляции международных соревнований, что часто наши спортсмены перед своим выступлением осеняют себя крестным знамением, а многие и нательные кресты носят. Что это для спортсменов – традиция, суеверие или действительная попытка жить с Богом и отдать то, что произойдет, в руки Божии?

– Не могу говорить за всех, скажу за себя: перед схваткой просишь помощи. Я не думаю, что это какая-то традиция, у нас ведь многонациональная страна и много разных национальностей и религий. Но своего рода ритуалы у каждого есть. Кто-то и молится. А если мусульманин, то им положен намаз пять раз в день, и думаю, что такой спортсмен в очередной намаз добавляет просьбу о помощи. Думается, спортсмены весьма религиозные люди.

Батюшка провел службу, мы вышли – и солнце! Так хорошо! И те, кто присутствовал на этой службе, все были потом в призах

– Они посещают храмы, богослужения?

– Перед крупными соревнованиями мы стараемся быть на службе. Всю сборную, если в ней в основном христиане, привозят в церковь. А ребята-мусульмане ездят в мечеть. И это очень сильно помогает. Приведу такой яркий эпизод. Год 1999, мы приехали в церковьсвятого Георгия Победоносца. На улице дождь, погода ужасная. Батюшка провел службу, мы вышли – и солнце! Так хорошо! И те, кто присутствовал на этой службе, все были потом в призах. Всех это очень впечатлило. И вселило веру.

Так что перед выступлением кто крестится, кто в уголок уходит помолиться, попросить о помощи. Это все не просто так, не напоказ, чтобы все видели, что это, скажем так, дань моде. Нет, это вера.

– Александр, а спорт помог вам раскрыть себя, понять себя, превозмочь, может быть, себя?

– Спорт терпению научил. Я, наверное, единственный из спортсменов, который 12 лет ждал возможности поехать на Олимпиаду. Обычно спортсмены раньше заканчивают выступать, а я столько лет в сборной, что при мне сменилось шесть составов тренеров. Ребята, с которыми я пришел в сборную, ушли из спорта лет 10 назад. Так что главное, повторюсь, чему научил спорт, – это терпение.

В 2005 году я стал трехкратным чемпионом мира, и можно уже было закончить выступать – титулов на тот момент у меня уже было более чем достаточно. Но было и желание выступить на Олимпиаде и завоевать золото. Золота не получилось, но все же олимпийская медаль у меня есть – этого я добился.

– Почему это так важно для спортсменов?

– Важно двигаться вперед. Вот я выиграл молодежное первенство России, и думаешь: стану мастером спорта. Становишься мастером – думаешь: нет, мастера мало, надо выиграть международные соревнования. Выигрываешь, и хочется большего. А для любого спортсмена, который занимается олимпийским видом спорта, триумф карьеры – это медаль с Олимпиады. Золото – это просто верх блаженства, но и любая медаль с Олимпиады тоже очень хорошо.

Я своему виду спорта отдал очень много лет жизни, и мне бы хотелось, чтобы они прошли не впустую. И это труд и усилия не только меня, но и моей семьи, которая все качания твоего настроения переживает вместе с тобой. Ты нервничаешь иногда перед соревнованиями, срываешься… Так что моя олимпийская медаль – это действительно семейная медаль: все мои родные ее желали, все к ней готовились.

– Вот вы выступили на Олимпийских играх, добились медали – и ушли из профессионального спорта…

– Нет, выиграв медаль Олимпиады, я дал согласие главному тренеру на то, что поеду в Бразилию на командный Чемпионат мира и помогу российской сборной занять там 1-е место. Дело в том, что впервые тогда, в 2012 году, проводился мировой командный чемпионат, и российская сборная победила. Мало того, что было великолепное выступление на Олимпиаде – три золота, серебро и бронза, но впервые в этот же год наша сборная стала еще и чемпионом мира в командном первенстве.

– Но все же наступает момент, когда надо уйти из спорта и подумать о том, как жить дальше. Как спортсмен покидает спорт? Когда понимает, что большего уже не добьется?

– Действительно, спортсмены, как правило, уходят тогда, когда понимают, что результатов быть уже не может. На пике спортивной карьеры никто не уходит. Я очень мало знаю профессиональных спортсменов, которые вовремя ушли, завоевав, допустим, олимпийскую медаль, – потому что потом человек хочет вторую. Но когда начинается спад, понимаешь, что надо заканчивать сейчас, пока тебя еще помнят как чемпиона.

– Александр, посоветуйте нашим читателям, особенно тем, кто занимается спортом или хочет отдать детей в спортивные секции, о чем им никогда не надо забывать. Что важно помнить всегда, чтобы быть успешным спортсменом?

– Могу сказать только о себе. Для меня всегда была важна моя семья. И во все периоды жизни – и в спады, и на подъеме – рядом со мной тренер, друзья. Это действительно помогает. Должно быть рядом плечо, которое тебя поддержит в любой момент.

А если говорить о том, какими качествами должен и не должен обладать спортсмен… Лучше говорить о чем-то хорошем, а не о том, что «не». Так вот, ребенок должен быть терпеливым, усидчивым, должен хотеть стремиться к чему-то. Не будем говорить, что он должен создавать себе каких-то кумиров, но в то же время у него должна быть некая цель, он должен понимать, для чего он занимается спортом. И родители должны ему это объяснить, а не просто сказать: «Иди, тренируйся, тебе это надо».

Расскажу вам такую историю. Однажды ко мне брать интервью для какого-то журнала пришла девушка, и последний вопрос был вроде вашего: «Что вы посоветуете родителям, в какой вид спорта лучше отдать ребенка?» Я ответил тогда так: «Если родители хотят, чтобы их дети зарабатывали хорошие деньги, пусть отдают ребенка в футбол, в хоккей, в теннис. Что касается дзюдо, то денег вы не заработаете, и надо очень много тренироваться и быть очень хорошим спортсменом для того, чтобы заработать в дзюдо достаточно денег». Пауза, а потом она спрашивает: «А вы точно дзюдоист?» – «Да. И я знаю, что говорю».

Не родители должны выбирать вид спорта для ребенка – он должен сам решить, чем будет заниматься

Второе: не родители должны выбирать вид спорта для ребенка – он должен сам для себя решить, чем будет заниматься, что ему больше нравится. У меня пятеро детей, я думал, что все ребята будут дзюдоистами, а средний сын захотел заниматься бальными танцами – ему это нравится. И у него это получается. Отлично! И я не против, хотя мне бы хотелось, чтобы все мои дети пошли по моим стопам.

Чтобы ребенок действительно достиг того результата, который он может показать, нужно, чтобы он сам открыл в себе свой талант. А родители могут подводить его к спорту: вести с ним спортивный образ жизни, ходить на лыжах, делать пробежки… А уже он сам должен выбрать, в какой спорт пойдет. Потому что, ошибившись, можно загубить ребенку ту же спортивную карьеру.

Я езжу по соревнованиям и замечаю, что родители чаще всего отдают детей для того, чтобы реализовать свои нереализованные амбиции. Они знают лучше тренеров, как детям тренироваться, как им выступать на соревнованиях. Вот идут соревнования, и начинается: «Вперед!», «Делай так!», «Делай сяк!». А это неправильно. А когда дети завоевывают какие-то медальки, родители их чуть ли не сдирают с них, надевают на себя, гордые ходят по залу… Это выглядит очень некрасиво. Плюс мамочки-папочки начинают носиться с этими детишками…

Когда я был директором спортивной школы (хоккей и фигурное катание), я родителей не пускал ко льду – в холле стоял монитор, и они по нему смотрели тренировки. И вот как-то папа ребенка лет 5–6 подходит и просит, нельзя ли ему поближе все увидеть. «Зачем?» – спрашиваю. Ответ: «Чтобы мы дома работу над ошибками делали». Пять лет ребенку! Он на коньках только научился кататься, а они – «работу над ошибками», чтобы он был лучшим хоккеистом!

У меня команда была, «Ястребы», хорошие ребята, хорошие тренеры. Но как только какой-нибудь ребенок забивал одну шайбу – всё, он гений: «“Динамо”, “Спартак”, “ЦСКА”, ждите нас!» И забирали ребят, а они, может быть, показали себя вот в этой команде, мы бы давали результаты, и еще со «Спартака» или «Динамо» ломились бы к нам!.. Нет, уходили в «раскрученные» клубы. Вернее, родители уводили. А там, в тех клубах, такой отбор! И не факт, что тебя поставят в первую «пятерку». Но слышу: «Ну и что! Мы на скамеечке посидим, подождем, но зато если кто-то, не дай Бог, сломается, мы, там, на его место сразу…»

Родители почему-то думают, что у них сын – очередной Овечкин или Малкин, что на спорте они заработают денег. А о духовной составляющей спорта, о том, что должен быть здоровый дух в здоровом теле, никто не думает. Всем интересны деньги, которые заработает их ребенок, чтобы им прекрасно встретить свою старость.

С Александром Михайлиным

беседовали сотрудники интернет-портала Православие.Ru

0
95